logo batumiexpert
Все телефоны

Квартира 43 м² - улица Леха и Марии Качинских, Батуми

Цена: $ 66 500

ID 1185

Добавлено: 01.02.2019

Скачать все фотографии
Оставить заявку
О квартире
Общая площадь, м²: 43.18
Планировка: свободная планировка
Состояние объекта: чёрный каркас (после строителей)
Наличие мебели: без мебели
Санузел: не указано
Количество санузлов: 1
Количество балконов: 1
Природный газ: не указано
Тип отопления: не указано
Тип окон: не указано
Тип стен: монолитный
Лифт: 1
Количество комнат: 2
Этаж: 4
Этажей в доме: 13
Расположение
  • Город: Батуми
  • На пересечении: улица Леха и Марии Качинских- Улица Шоссе аэропорта
  • Расстояние до моря: 0 - 200 м
  • Вид из окон: на море
  • до старого города: 7 км
  • до аэропорта: 2 км
Описание
Это первый многофункциональный комплекс который расположен на территории батумского бульвара всего в 20-ти метрах от моря, расстояние до Батумского аэропорта 1 км. Общая площадь строительства 15,000 кв. метров. Три жилых корпуса, всего 810 апартаментов. Копрус A и C состоит из 11-ти этажей, в B корпусе будут расположены 13 этажей . Из окон квартир жилого комплекса открывается превосходный панорамный вид на море и горы : - У всех квартир есть балькон - Подземная и наземная парковка СЕРВИСЫ: - обеспечение безопасности 24/7 - техническое обслуживание 24/7 - услуги по уборке - контроль территории апартаментов - консьерж - администрирование недвижимости.
Оставить заявку
Полезная информация о Батуми и Грузии

Основные свойства грузинской архитектурной эстетики на примере формообразования Дворца торжеств

Между тем анализ исторического наследия грузинской архитектуры показывает, что именно тяги к броскости, к открытой внешней экспрессии грузинские зодчие не питали. Напротив, основными свойствами грузинской архитектурной эстетики можно считать некоторую приглушенность «интонаций», эмоциональную сдержанность, экспрессию внутреннюю, затаенную, а не внешнюю. Это обеспечивалось рядом формообразующих принципов: общей лаконичностью форм и экономичностью объемно-пластических средств, необходимых сложному, хаотичному по очертаниям гористому ландшафту; преобладанием в общих массах прямолинейности очертаний, графичности, заданных специфичной для пейзажа Грузии дымкой, где долгая падающая тень или тень собственная, беспрепятственно ускользающая на гладкой поверхности цилиндрического или полусферического объема, на удалении не читается — гасится дымкой, а короткая жесткая тень от небольшого карниза, грани, вертикального шва, тяги или низкого рельефа очерчивает объем, рисует контур и оказывается ведущим пластическим средством архитектора.
Существенную роль играли и общая статичность композиции, и рациональность схемы наряду со слабой асимметрией и индивидуализацией отдельных элементов (например, облицовочных оконных проемов), с многообразием орнаментальных мотивов и метрическими нарушениями ритма. Наряду с графичностью имела место приглушенная полихромия, наряду с монументальностью — сомасштабность человеку, начиная от общих масс сооружения и кончая тончайшей проработкой орнаментальных деталей. В результате такое двуединство мысли наделяло образ жизнерадостностью, не патетичной и навязчивой, а трепетной, оставляющей место грусти. Все это трудно обнаружить в эмоциональном настрое и принципах формообразования Дворца торжеств.
Ему свойственна, как мне кажется, либо барочная, либо гаудианско-мендельсоновская текучесть формы, а отсюда — крайняя напряженность, драматизм образа. Асимметрия и динамичные, экспрессивные криволинейные элементы отнюдь не компенсируют какой-либо общей статичности или сухости объемно-планировочной схемы, а являются полностью самодовлеющими, решая образ Дворца торжеств не в пользу преемственности многовековой традиции местного национального понимания архитектурной формы. Объектов, решенных в такой пластической манере, немало в современной архитектуре Запада (например, чем то напоминающая Дворец торжеств церковь женского колледжа «Рандолф-Мейкон» в Личборне, США, построенная на рубеже 70-х годов). Но это другая традиция — другие вкусы, другие идеалы, другой дух, другая культура.
Конструкция в данном случае не содержание и не форма, но только средство слияния формы и содержания. Так можно сформулировать еще один принцип грузинских зодчих прошлого. Во Дворце торжеств формой является именно его конструкция — сложная, виртуозная, «капризная», фигурирующая как нечто самоценное. Отсюда и ее полная, «протокольная» читаемость в экстерьере. Тогда как в архитектуре Грузии, при том, что экстерьер максимально четко соответствовал интерьеру, радиально-криволинейные конструкции (абсид; сводов) в экстерьере часто «одевались» в прямолинейные очертания.
Композиционная доминанта, как правило, соответствовала функциональному центру здания. В объемной композиции рассматриваемого объекта доминантой является не его функциональный центр — главный ритуальный зал, а находящиеся на противоположном от него полюсе здания почти лишенные функции спаренные пилоны, что скорее перекликается с композиционными принципами готики. И последнее. Чем вызвано вряд ли лестное, метафорическое сравнение Дворца торжеств с крепостью Каджей, бытующее у тбилисского горожанина? Быть может последнему еще следует «дорасти» до понимания архитектуры Дворца торжеств? Это достаточно распространенная, но недопустимо высокомерная постановка вопроса. Иное дело, сможет ли окружающая картлийская природа приноровиться к образу Дворца торжеств? Этот же вопрос возникает и в связи с рядом других современных построек столицы Грузии.

Задайте нам вопрос о квартире

Мы перезвоним вам

Пожалуйста, укажите ID квартиры и желаемое время звонка

Ваше сообщение отправлено!